Close

New articles

Мой сынок съел 5 ягодок клубники из миски свекрови. То, что случилось

Но и этих ягод хватило, чтобы возмутить свекровь. Когда свекровь пришла в беседку, честно призналась, что ребенок съел пять ягод. И я не ожидала, что это приведет к такому большому скандалу.

Возмущению Светланы Анатольевны не было предела. Она кричала, что не собирала для нас эти ягоды, не давала их есть ребенку.

Муж прибежал на крики матери, узнал, что случилось, и посмотрел на свою милую родительницу. Он снова спросил, к чему вся эта суета. Муж, услышав подтверждение, что наш сын съел пять ягод и его бабушка из-за этого в бешенстве, муж резко спросил, во сколько она оценивает ущерб, причиненный нашим ребенком.

Свекровь замолчала на этот приговор, но было уже поздно. Муж уже закусил удила. Он бросил на стол пятьсот рублей, поднял плачущего сына, кивнул мне, и мы ушли. Ребёнка быстро утешили, я осталась равнодушной к ситуации, а вот муж распереживался.

Мать звонила ему все выходные и говорила, что все понимает, просто боится, что другой ее внук ничего не получит. Муж послушал ее один раз, а потом просто выгнал.

Ситуация неприятная, но в какой-то степени я даже рада, что так получилось. У моего мужа наконец-то открылись глаза и он понял, что наш ребенок для мамы ничто, а любимый внук - ребенок ее дочки.

Кстати, в этой ситуации виноватой меня сделала свекровь. Если бы я лучше воспитала своего сына и не давала ему без спросу брать чужое, этого бы не случилось. Я такая плохая мать, невестка и вообще человек. И свекровь, как всегда, считает себя правой.


Мой сынок съел 5 ягодок клубники из миски свекрови. То, что случилось

Но и этих ягод хватило, чтобы возмутить свекровь. Когда свекровь пришла в беседку, честно призналась, что ребенок съел пять ягод. И я не ожидала, что это приведет к такому большому скандалу.

Возмущению Светланы Анатольевны не было предела. Она кричала, что не собирала для нас эти ягоды, не давала их есть ребенку.

Муж прибежал на крики матери, узнал, что случилось, и посмотрел на свою милую родительницу. Он снова спросил, к чему вся эта суета. Муж, услышав подтверждение, что наш сын съел пять ягод и его бабушка из-за этого в бешенстве, муж резко спросил, во сколько она оценивает ущерб, причиненный нашим ребенком.

Свекровь замолчала на этот приговор, но было уже поздно. Муж уже закусил удила. Он бросил на стол пятьсот рублей, поднял плачущего сына, кивнул мне, и мы ушли. Ребёнка быстро утешили, я осталась равнодушной к ситуации, а вот муж распереживался.

Мать звонила ему все выходные и говорила, что все понимает, просто боится, что другой ее внук ничего не получит. Муж послушал ее один раз, а потом просто выгнал.

Ситуация неприятная, но в какой-то степени я даже рада, что так получилось. У моего мужа наконец-то открылись глаза и он понял, что наш ребенок для мамы ничто, а любимый внук - ребенок ее дочки.

Кстати, в этой ситуации виноватой меня сделала свекровь. Если бы я лучше воспитала своего сына и не давала ему без спросу брать чужое, этого бы не случилось. Я такая плохая мать, невестка и вообще человек. И свекровь, как всегда, считает себя правой.